Пытался вспомнить что учил французский...


Le Chat


Viens, mon beau chat, sur mon coeur amoureux;
Retiens les griffes de ta patte,
Et laisse-moi plonger dans tes beaux yeux,
Mêlés de métal et d'agate.


Lorsque mes doigts caressent à loisir
Ta tête et ton dos élastique,
Et que ma main s'enivre du plaisir
De palper ton corps électrique,


Je vois ma femme en esprit. Son regard,
Comme le tien, aimable bête
Profond et froid, coupe et fend comme un dard,


Et, des pieds jusques à la tête,
Un air subtil, un dangereux parfum
Nagent autour de son corps brun.


— Charles Baudelaire

лучший, на мой взгляд перевод Эллиса
Collapse )

отрывок 5

Вглядевшись в дальний край перрона, я заметил там какое-то движение – возле урны притулился на раскладном стуле дедок, расстеливший газету, на которой лежали книги, очевидно выставленные на продажу. Подойдя поближе, я увидел, что у продавца чрезвычайно колоритная внешность - седой старик в кепке, с костылем и душистой сигаретой в длинном костяном мундштуке.

- Подскажите, что это за станция – мне самому вопрос показался неуместным, однако старикан, ничуть не удивившись, проговорил низким и немного хрипловатым голосом –
- Просто одна из станций темной стороны… да, молодой человек, просто одна из станций…
- Это как в «Звездных войнах» что ли? В смысле темная сторона.
- А ты что-то имеешь против?
«Против» как впрочем, и «за» я ничего не имел, но мысли в голове не то что путались, а были, если так можно сказать в слегка рассеянном состоянии, подобно клубам дыма от осенних листьев, которые аккуратный дворник возносил в осенние небеса как дар своим богам.
- Да вообще-то нет, просто как-то непривычно, я имею ввиду то, как я здесь оказался. Мне вообще-то Моррисон посоветовал с Вами поговорить… а про звездные войны я как раз недавно думал… что темная сторона – это что-то другое, как бы метафорический противовес добру… Ну, или наконец деструктивная сторона психики, что ли, «зло» так сказать…
- Даа, задурили вам голову магнаты западной киноиндустрии, - отпустив отштампованный в советские годы перл, мой собеседник выпустил густую струю синего дыма, - На самом деле все можно легко объяснить… Хоть в терминах джедаевской галиматьи.
- И как это?
- Темная сторона силы имеет в себе зародыш светлой, и наоборот, однако гармония заключается не в нахождении на какой-то стороне, а в центральной линии. Однако здесь есть сложность практического характера, о которой обычно забывают теоретики: нахождение в неустойчивом равновесии не есть гармония, а лишь страх соскользнуть или туда или обратно, поэтому, наиболее разумным выходом будет находиться ближе к той стороне, к которой у тебя есть естественная склонность.
- Интересно…я что-то подобное пытался понять совсем недавно…
- Представь себе гору, которую освещает рассветное солнце, и где наивысшая точка вершины и будет являться разделом между тьмой и светом, однако стоя наверху легко упасть в ту или другую сторону. А, поскольку, как я говорил практически это и происходит всегда, намного лучше, если твой выбор будет осмысленным – по крайней мере, ты не скатишься слишком сильно вниз. А «низ» есть всегда, и у «добра» он не менее жалок, чем у «зла»… Кстати, Джим ничего мне не передавал?
- Вроде нет… Сказал только у Вас спросить что-то…
- А, спросить. Это не ко мне… Видишь – цыганский костер всем бездомным светит, у них и спроси про переправу, темным если поверишь, не обманут.

Мое внимание привлек странный предмет, лежащий на одной из книг. Наклонившись, я разглядел, что это небольшой нож, в кожаных, расшитых бисером ножнах и костяной, пожелтевшей от времени рукояткой.
- Что, нравится? – старик заметив, что я разглядываю затейливый орнамент из цветных бусинок, пристально уставился на меня, - две монеты стоит, бери, не пожалеешь!
- Какие монеты? – спросил я, машинально опуская руку в карман джинсов.
- А мне какая разница, – туманно ответил он, - сказано тебе: две монеты, значит, гони деньгу и проваливай.

Старик замолчал, выжидающе глядя на меня. Не зная что сказать еще, я неожиданно для себя нашарил в «часовом» кармане две монетки по пять евроцентов, протянул ему, засунул приобретение сзади за ремень (на ножнах оказалась очень кстати приделанная металлическая, похоже даже серебряная клипса), поклонимся ему зачем-то по-японски, и, развернувшись, пошел по направлению к проблескам света на эскалаторе, которые мой недавний собеседник назвал почему-то «цыганским костром».

Эскалатор, к моему удивлению работал, причем совершенно бесшумно, лента выползала, как змея из-под скалы. Свет, отблески которого я видел с платформы, шел сверху, поэтому я, не раздумывая, шагнул на вырастающие ступеньки, и тут же был втянут с ошеломительной скоростью в плавное и равномерное движение. Больше всего это походило на полет, поскольку низ совершенно терялся в густом мраке туннеля, который освещался только идущим сверху теплым, даже каким-то «живым» сиянием.

Неожиданно закончившаяся лестница, буквально вытолкнула меня на темный мраморный пол обширного помещения, в центре которого танцевало пламя самого настоящего костра, освещающего множество палаток, преимущественно с лейблами «Dark Fox». Стены украшали изображения каких-то бледных цветов, похожих на лилии, в дальнем конце угадывались несколько коридоров, а на потолке, в зыбком свете огненных сполохов я разглядел нарисованные облака и парящих между ними белоголовых орланов.

отрывок 4

"...На конверте были небрежно приклеены две марки с изображением каких-то магрибских орнаментов, причем одна, более яркая, держалась на честном слове, цепляясь приклеенным уголком за конверт с отчаянной решимостью. Машинально лизнув ее клейкую поверхность и припечатав на место, я, мимолетно поразившись странно горьковатому вкусу почтового клея, вскрыл конверт и, стал пить кофе, с недоумением читая странное послание.

«Привет Амос!
Я думаю, ты удивлен получив это письмо. Честно говоря, я и сама не знаю, почему я решила его написать. Может, потому что ты был единственным человеком, от которого я последнее время чувствовала искреннюю дружескую поддержку? Хотя мы и не общались очень близко, теперь, поскольку мы вряд ли когда-нибудь увидимся снова, я могу тебе сказать, что ты мне очень нравишься, и сейчас я думаю, что если бы, не обстоятельства, то все могло бы сложиться по-другому.
Вообще-то, сначала я хотела ограничиться постом в ЖЖ, но потом поняла, что мне важна уверенность в том, что тот, кто прочитает это, действительно поймет, то, что я хочу сказать сейчас.
Мне очень-очень грустно, и, уезжая, я плачу о своей глупости, своей жизни и своих мечтах.
Но остаться я не могу. Это связано с обещанием, которое я дала в юности…
Если бы у меня была дочка, первое, чему бы я ее научила – это тому, что никогда нельзя ничего обещать, и, второе – никогда нельзя ничем клясться…
Знаешь, вот сейчас написала все это, и стало немного легче на душе! Спасибо тебе, если ты дочитал до конца, за доставленную мне маленькую радость!
Мэди.»


Всю дорогу расковыряли так, что пройти не было никакой осмысленной возможности, не карабкаться же по кучам свежевырытой земли, развороченного асфальта и смоляных бачков, рискуя свалиться в траншею с подозрительными трубами на дне.
Раздумывая о том, кому и зачем понадобилось расковыривать улицу, я свернул налево, во двор, предполагая сократить дорогу. Вспомнилась почему-то детская мнемоническая техника – «Биссектриса – это такая крыса, которая бегает по углам, делит угол пополам», повторяясь в уме до тех пор, пока не уперлась вместе со мной в заросший одуванчиками тупик с деревянной беседкой и двумя резными скамейками. По всей видимости, сквозного прохода через двор не было, и приключение угловой крысы можно было считать законченным. Однако нагретые утренним солнцем доски казались такими романтически-привлекательными, что не присесть на скамейку было бы просто преступным расточительством удачи (которую один мой знакомый мерил почему-то исключительно кубическими сантиметрами), показавшей мне этот уютный и спокойный уголок посреди суетливого городского шума.

Встав со скамейки, я увидел блеск, и, наклонившись поближе, поднял с земли странной формы ключ, слишком большой для обычного дверного замка, с выбитой цифрой «21».

В этот момент из подъезда напротив вышла забавная бабушка с почти игрушечным тойчиком на длинном поводке, и пока тяжелая дубовая дверь медленно возвращалась на свое место, я успел увидеть что этот подъезд - проходной, выходящий на параллельную оживленную улицу.

Переход из спокойной тишины внутреннего дворика в гудящую и сверкающую толчею оказался довольно забавным переживанием. Неожиданно мое внимание привлекли трепещущие на молодом топольке листья, - была в их движении некая завораживающая синхронность, даже переливы света и тени казалось, чередовались в определенном ритме. Переведя взгляд на проносящиеся мимо разноцветные автомобили, я вдруг с удивлением заметил, что звуки двигателей составляют с ними одно целое, как и летящие из-под колес клочки туманного тополиного пуха, перемешанного с запахом выхлопа. Самое интересное заключалось в том, что окружающая действительность воспринималась как целостный образ, ощущаемый всеми пятью чувствами с необычайной яркостью. Следующим моим открытием было понимание, что кажущаяся хаотичность людского потока подчинена строгой гармонической системе, где каждый человек занимал необыкновенную важную часть пространства и времени, взаимодействуя, хотя и неосознанно, с другими участниками. Все оказывалась к месту: и оранжевая футболка высокого лысеющего мужчины, и гул троллейбуса, набирающего скорость, и внимательный взгляд кареглазой девушки в спортивном костюме с тремя полосками…

Три гудка настигли меня возле станции. Вместо того чтобы, как обычно пройти мимо на троллейбусную остановку, я почувствовал что эти три аккорда проезжающего мимо грузовика дают мне ощутимый толчок в сторону открытой пещеры входа в подземелье.

Спустившись в метро, я уже старательно присматривался, пытаясь найти знак. Часть моего рассудка смеялась над этим, однако «как бы на всякий случай», в голове всплывали разные предположения о неслучайности происходящего. Ориентиром оказался небольшой плакат в вагоне с призывом жить на яркой стороне, в котором слово «яркой» было закрашено, а сверху подписано «темной». В тот момент, когда я перевел взгляд с плаката на табло электронных часов с цифрами «12.00», свет мигнул, как это бывает перед станциями, и я вдруг явственно увидел щель, достаточно широкую, чтобы туда протиснуться, и дверь в глубине, до которой впрочем, можно было без труда дотронуться. Больше всего это было похоже на трещину между наложенными друг на друга изображениями темного и светлого вагонов, находящуюся прямо передо мной. Хотя это продолжалось только долю секунды, я успел, к своему удивлению нащупать в кармане ключ, и, протянув руку, провернул его в замке двери, сделав одновременно шаг вперед.

Сзади грохотал, удаляясь, поезд, а я стоял на скудно освещенной пустынной платформе, не вполне понимая, что я со мной случилось..."

Итоговый Турнир "КЕНДО - 2010"

Состоится 28 Декабря 2010 года с 17.00 до 19.30 по адресу: Хореографическое училище им. Ч. Базарбаева, (ул. Московская, пересекает Логвиненко), зал № 6 (2 этаж).

Вход свободный.

В программе:

1. Командный турнир:
Сборная команда Японского агенства по сотрудничеству (JICA) - Сборная команда Кыргызской Федерации кендо.
2. Личное первенство.

Состав японской команды:
Юкико Касахара
Такаэ Сузуки
Уно Томоко
Осамура Хироси
Косуке Шибаи - тайсе (капитан) команды

Состав кыргызской команды:
Токольдошев Нурбек
Абрамова Кристиана
Эралиев Тилек
Турдугулов Улан
Тулаинов Алексей - тайсе (капитан команды)

Судейская коллегия:
Сперанский Владислав
Токомбаев Шербото
Кыдралиев Роберт
Косуке Шибаи
Тулаинов Алексей

Главный судья: Сперанский Владислав

Соревнования и судейство проводятся по правилам, принятым Международной Федерацией Кендо (Правила проведения международных соревнований по кендо от 23 марта 2000 г).

Эта новость на: Sport АКИpress

zen

Originally published at . Please leave any comments there.

Бишкекское общество Дзэн. С каждым мгновением все ближе))